Содержание здесь

После отмены первого приговора уголовное дело полковника Х. было направлено Мосгорсудом в N. межрайонную прокуратуру г.Москвы, откуда передано снова в отдел Т-Н МВД по Москве.

Был назначен «новый» следователь М., который, как оказалось, не собирался выполнять указание суда апелляционной инстанции, ограничившись перепредъявлением обвинения, составлением новой редакции обвинительного заключения, приобщением неприобщенных доказательств защиты и ВСЁ.

Указание Мосгорсуда в апелляционном определении, имеющее силу закона (поскольку определение вступило в законную силу),  на необходимость следственным органам обратить внимание при производстве предварительного расследования на иные доводы апелляционных жалоб (помимо допущенных нарушений ст. 220 УПК РФ), было проигнорировано и следствием и прокуратурой.

Стороной защиты было немедленно заявлено ходатайство об изменении меры пресечения и прекращении уголовного преследования следующего содержания.

ХОДАТАЙСТВО

об отмене меры пресечения и прекращении

уголовного преследования

 

По апелляционной жалобе стороны защиты апелляционным определением от 31.08.2016 г. Судебной коллегии Мосгорсуда приговор N. районного суда г. Москвы  в отношении Х.  был отменен и дело возвращено прокурору в порядке п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ для устранения недостатков, исключающих  возможность постановления  приговора.

В апелляционном определении имеются указания следственным органам на необходимость обратить внимание при производстве предварительного расследования на иные доводы апелляционных жалоб (помимо допущенных нарушений ст. 220 УПК РФ).

Указание на «необходимость обратить внимание» являет собой требование заново произвести оценку доказательств уголовного дела в соответствии с законом. Иное толкование предполагает необязательность исполнения предписаний суда апелляционной инстанции, что, безусловно, недопустимо.

Доводы апелляционных жалоб обвиняемого и защитников включают в себя как устранимые в ходе предварительного расследования препятствия к постановлению законного и обоснованного приговора (о производстве повторной химической, дактилоскопической экспертиз, ДНК-исследования, исследования на полиграфе, осмотр вещественных доказательств и т.д.), так и неустранимые препятствия категорически недопускающие возможности постановления приговора в виде:

— нарушения фундаментального конституционного права на неприкосновенность жилища;

— фальсификации протокола осмотра места происшествия;

— фальсификации вещественных доказательств (появления и исчезновения из пакетов с наркотическими веществами постороннего предмета – крышки красного цвета с надписью «Coca Cola»);

— справки об исследовании вещества, составленной за 12 часов до его изъятия.

Отсутствие судебного решения или последующего судебного контроля на проникновение в жилище помимо воли лица в нем проживающего установлено материалами уголовного дела (более подробно об этом сказано в апелляционной жалобе защитников и выступлении в суде апелляционной инстанции (приобщено в письменном виде)) и делает незаконным производство всех следственных действий на месте происшествия, а значит, доказательства, полученные при этом, являются недопустимыми.

Таким образом, недопустимыми являются: протокол осмотра места происшествия, вещественные доказательства с запрещенным к обороту веществом изъятые с места происшествия.

Фальсифицированный протокол осмотра места происшествия также является недопустимым доказательством, прежде всего, как полученный с нарушением закона (отсутствует судебное решение на проникновение в жилище) и как, впоследствии, дописанный лицом, производившим осмотр (дознавателем К.).

Запрещенные к обороту вещество было обнаружено в ходе производства незаконного следственного действия, а его изъятие было закреплено недопустимым доказательством – протоколом осмотра места происшествия.

Юридически это означает, что запрещенное вещество не обнаруживалось и не изымалось.

Позиция следствия и довод суда в приговоре о том, что дописанный через 11 месяцев протокол осмотра места происшествия, а также свидетельские показания и рапорты взаимно дополняют друг друга и определенно указывают на обнаружение и изъятие вещества не выдерживают критики, как противоречащие закону, поскольку вещество изымалось не свидетельскими показаниями (и рапортами) и не протоколами их (свидетелей) допроса, а протоколом осмотра места происшествия, который является недопустимым доказательством независимо от того: в каком месте и какими сведениями он был дополнен и, соответственно, изменен.

Доводы апелляционной жалобы и приведенные факты, изложенные в выступлении адвоката в суде апелляционной инстанции показывают, что вещество, изъятое в ходе производства незаконного следственного действия – осмотра места происшествия и закрепленное недопустимым доказательством – протоколом осмотра места происшествия, отличается от вещества, поступившего на химическую экспертизу, поскольку неустановленными лицами незаконно вскрывалась упаковка, содержащая вещество, вследствие чего в один из пакетов попала крышка красного цвета с надписью «Coca Cola». После производства химической экспертизы крышка красного цвета вновь оказывается изъятой неизвестными лицами из пакета. При этом протокол осмотра места происшествия оказывается дописанным, в том числе, в части изъятия этой красной крышки с места происшествия. Кроме того, существует несоответствие описания упаковки и цвета вещества, изъятого и поступившего на экспертизу.

Справка об исследовании вещества также является недопустимым доказательством, как составленная более чем за 12 часов до момента обнаружения вещества.

Пунктом 1 части 1 ст. 27 УПК РФ установлено, что уголовное преследование в отношении обвиняемого прекращается при непричастности обвиняемого к совершению преступления.

При постановлении приговора суд разрешает вопрос о доказанности совершения деяния подсудимым (п.2 ч.1 ст. 299 УПК РФ).

Непричастность к совершению преступления устанавливается в результате недоказанности его совершения подсудимым.

В соответствии со ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса. К недопустимым доказательствам относятся также иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса (ч.2 ст. 75 УПК РФ).

Согласно статье 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым.

Согласно ст. 110 УПК РФ мера пресечения отменяется по постановлению следователя, когда в ней отпадает необходимость. При этом продление ареста судом не препятствует отмене меры пресечения постановлением следователя на стадии предварительного следствия, с согласия руководителя следственного органа.

Кроме того, предельный срок 12 месяцев содержания под стражей на предварительном следствии по предъявленному обвинению в силу ст. 109 УПК РФ истекает 19 сентября 2016 г. (арестован 23.12.2014, перечислен за N. судом 04.12.2015).

Таким образом, отсутствие в материалах уголовного дела постановления следователя или дознавателя и постановления судьи о признании законным осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, подтверждает, что доказательства, полученные в протоколе следственного действия – осмотре места происшествия, в том числе изъятых предметов, в том числе запрещенных к обороту предполагаемых наркотических средств, а также в рапорте, протоколах допросов оперуполномоченных Б., М., дознавателя К., являются полученными с грубым нарушением требований УПК РФ и, следовательно, являются недопустимыми и подлежат исключению из материалов уголовного дела.

Другие доказательства причастности обвиняемого к инкриминируемому ему деянию в уголовном деле отсутствуют, а также отсутствует возможность их получения, поскольку в материалах следствия указано, что следствием не установлено время, место и лицо у которого обвиняемый приобрел наркотические средства.

Следствие обосновывало причастность обвиняемого к инкриминируемому ему деянию с помощью доказательств: протокола осмотра места происшествия, изъятого вещества, справки об исследовании, которые должны быть признаны недопустимыми, как полученные с нарушением порядка, установленного УПК РФ.

Следовательно, исчерпаны все возможности установления факта причастности Х. к совершению преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УПК РФ.

Учитывая изложенное, в связи с тем, что в уголовном деле отсутствуют доказательства причастности обвиняемого к совершению преступления, руководствуясь п.1 ч.1. ст.27, ст.ст. 109, 110, 119, 120 УПК РФ, просим:

  1. Прекратить уголовное преследование Х. по уголовному делу № ХХХХХХ, находящемуся в производстве СО ОМВД России по р-ну Т-Н г.Москвы в связи с его непричастностью к совершению преступления.
  2. Отменить Х. меру пресечения и освободить его из-под стражи.

 

В удовлетворении данного ходатайства следователем М. было отказано.

Также был отказано в ходатайствах об осмотре наркотического вещества, истребовании иллюстративных материалов и хроматограмм к заключению химической экспертизы, допросе второго понятого Ц., проведении дактилоскопической экспертизы  и  ДНК-исследования (генетической экспертизы), исследования на полиграфе и других.

Всего по делу было заявлено около 300 (трехсот!) ходатайств, большая часть из которых осталась без удовлетворения.

В ходе предварительного  расследования по данному делу было произведено медицинское  освидетельствование Х.

Согласно  протоколу  № У12 5788н медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения от 24 декабря 2014 года, врачом-психиатром-наркологом Колошковым А.А. сделан вывод о нахождении Х. на момент задержания в состоянии опьянения наркотическими средствами фенобарбитал и напроксен на основании обнаружения в пробе мочи «наркотических средств фенобарбитала и напроксена».

Поскольку в ходе допросов на предварительном следствии  и при проведении амбулаторной  (первоначальной и дополнительной) судебно-психиатрических экспертиз Х. давал  последовательные показания о том, что никаких наркотических средств не употреблял, а принимал обезболивающие препараты в связи с мигренеподобными  болями (преимущественно пенталгин), стороной защиты  в  соответствии с п.1 ч.3 ст.6 «Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.п. 2, 3 ч. 1 ст.53, ст. ст. 86, 119-122, 217 Уголовно-процессуального кодекса РФ, предусматривающими право защиты собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи; заявлять ходатайства о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для дела,  привлекать специалиста, было получено заключение специалиста в области наркологии  Щипицына В.В. на протокол медицинского освидетельствования от 24.12.2014 года.

Специалист Шипицын В.В., проанализировав выводы врача-психиатра-нарколога  о нахождении Х. на момент задержания в состоянии опьянения наркотическими средствами фенобарбитал и напроксен,  указал, что данные выводы являются необоснованными.

Таким образом,  причастность  Х.  к инкриминируемому ему преступлению не доказана.

На следователя М. стороной защиты было составлено несколько жалоб в порядке ведомственного контроля, поскольку он не собирался выполнять указания суда апелляционной инстанции, однако это не помешало ему ограничить сторону защиты в сроке ознакомления с материалами дела (пронумерованного знаменитым карандашиком, чтобы легче было фальсифицировать, в случае чего), и передать в прокуратуру, которая «пропустила» дело в очередной раз.

Продолжение следует…

Ссылка на оригинал

Да 2 2

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Пока нет комментариев

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Уголовное дело полковника Х. о подбрасывании ему наркотиков ФСБ России (часть 14)» 0 звезд из 5 на основе 2 оценок.

Похожие публикации