Содержание здесь

Наиболее полно о нарушении права гражданина на неприкосновенность жилища и личности сказано в дополнительных материалах и выступлении адвокатов в прениях. Предлагается к прочтению данный документ.

 

В Судебную коллегию по уголовным делам

Московского городского суда

адвоката Андреевой Н.В., — АК № 10 МГКА

(109147 г. Москва, Марксистский пер, 1/32;

тел./факс:(495) 912-54-41);

адвоката Моисеева А.В., 

Адвокатский кабинет № 77/3-3244 (121614, г. Москва, ул., д., корп.; тел.: +7(965)299-40-01),

 

— защитников Х., осужденного по ч.2 ст. 228 УК РФ

 

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ К АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ЖАЛОБЕ

и выступление в прениях

(в порядке ч.4 ст. 389.13 УПК РФ)

о нарушении права на неприкосновенность жилища

 

Приговором  N. районного суда г. Москвы от 05 мая 2016 года (судья Б.) Х.  признан виновным  в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ, и приговорен к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК общего режима.

В приговоре суд указал, что доводы защиты о том, что осмотр гостиничного номера, используемого Х. в качестве временного жилища, был произведен незаконно, без судебного решения, несостоятельны (абз.7 стр.8 приговора).

Согласно п.10 ст. 5 УПК РФ жилище – индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания (абз.8 стр.8 – стр. 9 приговора).

Вместе с тем, каких-либо доказательств того, что Х. использовал гостиничный номер для временного проживания, не представлено, под указанное в законе определение жилища гостиничный номер, в данном случае, не подпадает, в связи с чем, вынесение судебного решения для производства указанного следственного действия не требовалось (абз.2 стр.9 приговора).

Кроме того, суд обращает внимание на то, что согласно показаниям свидетелей Т. и О., перед проникновением в гостиничный номер ими было получено согласие руководства гостиницы на взлом двери в случае, если дверь не удастся открыть универсальным ключом (абз.3 стр.9 приговора).

Таким образом, оснований для признания протокола осмотра места происшествия недопустимым доказательством, не имеется (абз.4 стр.9 приговора).

 

-1-

Судья Б. N. районного суда г.Москвы никак не мог обойти в приговоре факт незаконного проникновения в жилище, поскольку данный факт является основанием для признания недопустимым доказательством протокола осмотра места происшествия, а значит и других доказательств по делу (изъятого вещества), и проявил значительные способности опытного судебного профессионала в девальвации (обесценивании, лишении смысла) значения понятия «жилище».

В современном обществе проблема девальвации слов русского языка стоит особенно остро. Постоянно приходится слышать в средствах массовой информации, что тот или иной политик или чиновник, не так выразился, его не правильно поняли, слова вырвали из контекста и т.д., и все это делается с одной целью – избежать ответственности за, в лучшем случае, некорректные высказывания.

Вот и судья Б. пытается нас убедить в том, что под указанное в законе определение жилища гостиничный номер, в данном случае, не подпадает. Не расшифровывая, однако, что значит в данном случае. Приходится догадываться, что, видимо, под данным случаем имеется в виду незаконное уголовное преследование Х.

Как бы судья Б. не пытался утверждать, что Х. не находился в жилище, в законе, судебной практике и мнении выдающихся юристов (каковым является Председатель ВС РФ В.М. Лебедев) есть предельно четкое, конкретное и понятное определение понятия жилища, а также случаи и особенности его применения.

 

-2-

Судья Б. указывает, что стороной защиты не представлено каких-либо доказательств того, что Х. использовал гостиничный номер для временного проживания.

Данный довод не выдерживает критики, поскольку в материалах дела имеется постановление от 20 июля 2015 г. следователя К. (стр.248-249 т.2) об удовлетворении ходатайства адвоката Н.В. Андреевой и приобщении к материалам уголовного дела документов (л.д. 240-247, т.2), полученных по адвокатскому запросу из гостиницы «Салют», подтверждающие факт заселения Х. в указанный номер, оплату, время заселения и факт его пребывания. Среди указанных документов имеется: регистрационная карта, из которой видно, что заселение произошло 23 декабря 2014 г. в 13:36, в номер 1139, на одни сутки; счет № 32189 на оплату 5800 руб., квитанции к приходным кассовым ордерам №8459, № 8453; отчет кассира.

Согласно ст. 2 Закона РФ от 25.06.1993 N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» местом пребывания является гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, медицинская организация или другое подобное учреждение, учреждение уголовно-исполнительной системы, исполняющее наказания в виде лишения свободы или принудительных работ, либо не являющееся местом жительства гражданина Российской Федерации жилое помещение, в которых он проживает временно (эквивалентно понятию временное проживание).

В соответствии со ст.5 того же закона гражданин Российской Федерации вправе не регистрироваться по месту пребывания в жилом помещении, находящемся в городе федерального значения Москве или в одном из населенных пунктов Московской области, если он зарегистрирован по месту жительства в жилом помещении, находящемся в городе федерального значения Москве или в одном из населенных пунктов Московской области.

Что Х. и не стал делать, поскольку имеет постоянную регистрацию в г.Москве.

Согласно п.8 Правил предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 25.04.1997 N 490 (действовавших в декабре 2014 г.), договор на предоставление услуг заключается при предъявлении потребителем паспорта или военного билета, удостоверения личности, иного документа, оформленного в установленном порядке и подтверждающего личность потребителя.

При оформлении проживания в гостинице исполнитель выдает квитанцию (талон) или иной документ, подтверждающий заключение договора на оказание услуг, который должен содержать: наименование исполнителя; фамилию, имя, отчество потребителя; сведения о предоставляемом номере (месте в номере); цену номера (места в номере); другие необходимые данные по усмотрению исполнителя.

Потребитель обязан оплатить оказанную исполнителем в полном объеме услугу после принятия ее потребителем. С согласия потребителя услуга может быть оплачена им при заключении договора в полном объеме или путем выдачи аванса (п.12 Правил).

Таким образом, документами, подтверждающими заключение договора на предоставление гостиничных услуг и их оплату Х. являются указанные выше документы, находящиеся в уголовном деле.

Исходя из имеющихся в уголовном деле доказательств и указанных положений закона, считаем доказанным факт использования Х. гостиничного номера для временного проживания.

 

-3-

Далее, относительно неподпадания, по мнению судьи Б., гостиничного номера под определение жилища.

Судья совершенно верно сослался на п.10 ст. 5 УПК РФ, в котором раскрывается понятие жилища (именно жилища, а не только жилого помещения), а именно: жилище – индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания.

В примечании к ст. 139 УК РФ содержится аналогичное определение: под жилищем в настоящей статье, а также в других статьях настоящего Кодекса понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

Отличие в этих двух определениях только в словах «используемое» (в УПК) и «пригодное» (в УК), то есть исходя из смысла закона определение, данное в УПК шире по содержанию, поскольку может быть использовано для временного проживания и жилище не пригодное к постоянному или временному проживанию.

Но в нашем случае данное различие не существенно, поскольку гостиничный номер и используется и, одновременно, пригоден для временного проживания.

Европейский суд по правам человека понятие «жилище», содержащееся в п.1 ст.8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 г., толкует как неограниченное физическим присутствием, но зависящее от существования достаточных и длящихся связей с конкретным местом, при этом по смыслу ст.8 Конвенции жилище не ограничивается тем жильем, которое занято на законных основаниях (Постановление ЕСПЧ по делу «Прокопович против РФ», Постановление ЕСПЧ от 24.11.1986 по делу «Джиллоу против Соединенного Королевства»).

ЕСПЧ распространил понятие жилище и на служебные и нежилые помещения (решение ЕСПЧ по делу «Нимиц против Германии» от 16.12.1992).

Определением Конституционного суда РФ от 12.05.2005 N 166-О

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Котовой Светланы Евгеньевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 10 статьи 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» было установлено, что условием отнесения нежилых помещений и строений, не входящих в жилой фонд, к жилищу является факт их использования для временного проживания.

По мнению Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева (Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации (постатейный) // Под ред. В. М. Лебедева. — М.: Издательство «Юрайт», 2013. – комментарий к ст. 139 УК РФ) Конституция РФ (ст. 25) определяет, что жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании вынесенного в соответствии с ним судебного решения.

Под жилищем, по мнению Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева, понимается … комната в гостинице или общежитии, дача, садовый домик, сборный домик, бытовка или иное временное сооружение, специально приспособленное и используемое в качестве жилья на строительстве железных дорог, линий электропередач и других сооружений в изыскательских партиях, на охотничьих промыслах и т.п.

Правом на неприкосновенность жилища обладают как лица, наделенные правом пользования или правом собственности на занимаемое жилое помещение в качестве места жительства либо места пребывания, которое подтверждено правоустанавливающими документами (договоры аренды, найма, субаренды, поднайма, ордер, свидетельство о праве собственности и т.п.) или должностными лицами, а равно титулодержателями, так и лица, вселенные в жилое помещение (в том числе на время) по воле проживающих в нем на законном основании.

 

-4-

Нарушение неприкосновенности жилища граждан закон квалифицирует как преступление по ст. 139 УК РФ. Эта статья предусматривает также незаконное проникновение в жилище, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, а также совершение лицом с использованием своего служебного положения.

Следовательно, ссылка судьи Б.  на тот факт, что согласно показаниям свидетелей Т. и О., перед проникновением в гостиничный номер ими было получено согласие руководства гостиницы на взлом двери в случае, если дверь не удастся открыть универсальным ключом, свидетельствует о наличии в действиях сотрудников ФСБ Т. и О., а также руководящих лиц гостиницы состава преступления, предусмотренного ч.3 ст. 139 УК РФ (совершение лицом с использованием своего служебного положения). Однако судья Б. не принял предусмотренных законом мер, в случае обнаружения признаков преступления.

В соответствии со ст. 12 УПК РФ жилище является неприкосновенным.  Осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных  ч.5 ст. 165 УПК РФ.

Указанный номер гостиницы был использован Х. в качестве жилища. Сотрудники Управления «М» нарушили право Х. на неприкосновенность жилища: выбили дверь и вторглись в занимаемый им номер вопреки его воле; кроме того, осуществляя осмотра жилища,  действовали в нарушение закона (не имели судебного постановления на совершение данного действия).

Впоследствии законность данного следственного действия также не была проверена судом  в соответствии с положениями ст. 165 УПК РФ.

При этом  в нарушение закона,  указанное  следственное действие было оформлено в качестве осмотра места происшествия, а не осмотра жилища.

По запросу стороны защиты администрацией гостиницы «Салют» была предоставлена справка о том, что дверь номера № 1139 в ходе проводимой операции была выбита (л.д. 92-93, т.2).

Необходимо отметить, что согласно показаниям Т. и О., они не выполняли ОРМ в отношении приобретения и хранения наркотиков Х. и не знали о предполагаемом нахождении при нем запрещенных веществ (л.д.33-34, т.6), а осуществляли привод свидетеля в соответствии с отдельным поручением следователя Р., то есть их действия по незаконному проникновению в жилище не могут быть квалифицированы по ст.15 Закона о полиции, в п.3 предусматривающей, что такое проникновение возможно в случаях, предусмотренных законодательством РФ, а также: 1) для спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях; 2) для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления; 3) для пресечения преступления; 4) для установления обстоятельств несчастного случая (кроме того и по субъектному составу: Т. и О.  – не являются сотрудниками полиции).

Вышеизложенное свидетельствует о том, что следственное действие (осмотр места происшествия) в силу  ст. 75 УПК РФ является доказательством, полученным в нарушение требований закона, т.е. недопустимым, не имеет юридической силы и не может  быть положено в основу обвинения и использоваться для доказывания любого из обстоятельств,  предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

При таких обстоятельствах вынесенных в отношении Х. приговор нельзя считать  законным и обоснованным.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 389.15, 389.16, 389.17, 389.20, 389.21 УПК РФ,

просим:

Приговор N.  районного суда г. Москвы от 05 мая 2016 года  в отношении Х. отменить и дело прекратить.

 

 «31 августа  »  2016 года

 

Адвокат (А.В.Моисеев)

 

Адвокат (Н.В.Андреева)

 

Приговор был ОТМЕНЕН. Но правосудие не восторжествовало.

Ссылка на оригинал

Да 2 2

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Пока нет комментариев

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Уголовное дело полковника Х. о подбрасывании ему наркотиков ФСБ России (часть 12)» 0 звезд из 5 на основе 2 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации